?

Log in

No account? Create an account
Товарищи историки, так что это за цирк вокруг Землячки и что было на… - Министр безнадежных дел [entries|archive|friends|userinfo]
Арвеггер

[ website | communist.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Nov. 29th, 2014|12:03 am]
Арвеггер
Товарищи историки, так что это за цирк вокруг Землячки и что было на самом деле?

"...Занимаясь производством своего «шедевра», Никита Сергеевич не удосужился проверить источник информации о Розалии Самойловне как об «организаторе и проводнике политики красного террора в Крыму». Иначе он установил бы, что ложь в адрес товарища Землячки первым начал распространять С.П. Мельгунов в своей книге «Красный террор» в России. 1918–1923 гг.», выяснил бы, что никаких документальных подтверждений Мельгунов не привел, за исключением того, что в 1920 году: «28 ноября уже появляется в «Извест. Времен. севаст. ревкома» первый список расстрелянных – их 1634 человека, из них 278 женщин; 30 ноября публикуется второй список в 1202 человека, из коих 88 женщин». А потом без всякого труда узнал бы, что «Известия Временного севастопольского ревкома» не только 28 ноября не выходили, они вообще не печатались в 1920 году – последний номер этой газеты датируется 1917 годом, то есть вообще никаких «улик» в книге о преступлениях красных в Крыму нет. Нет ничего, кроме больной фантазии автора, убежавшего из СССР.

Дальше Никита Сергеевич уже смог бы догадаться, что сплетни о расстреле Землячкой из пулемета пленных белогвардейцев, ее указания «не тратить на беляков патроны, а топить их в море» являются просто болезненными фантазиями озлобленных эмигрантов, повторенными такими персонажами, как Солженицын. Стало бы известно Никите Сергеевичу, что издание книги С.П. Мельгунова за границей привело к тому, что европейский читатель, ознакомившийся с «фактами» зверства красных, вообще перестал верить в эти зверства, потому что этот «исторический труд» набит битком бредом вроде этого:

«Прибывшие с Донского фронта офицеры передают как безусловно достоверный факт, что большевики, озлобленные последними неудачами при отступлении, начинают теперь разбрасывать банки с консервами. При исследовании консервов с безусловной очевидностью было установлено, что они содержат в себе бациллы чумы и холеры или отравлены трупным ядом. Количество оставленных большевиками при отступлении зараженных консервов часто довольно внушительно. Наши солдаты уже предупреждены об этой дьявольской мести большевиков, и консервы поэтому не достигают желательного для коммунистов эффекта».

Поверить в существование у коммунистов такой «консерватории» может только современный российский кинорежиссер. Европейская публика в начале XX века так сильно деградировать не успела.

Н.С. Михалков, имей он совесть, смог бы осознать, что заодно с Землячкой он опорочил имя знаменитого советского полярника, дважды Героя Советского Союза Ивана Дмитриевича Папанина, который, собственно, и был с ноября 1920 года комендантом Крымской ЧК, причем назначен он был на эту должность по рекомендации Розалии Самойловны. Если Михалков верит в утопленных и расстрелянных невинных белых офицеров, то в следующем его фильме можно ожидать сюжета о том, как ответственный секретарь Крымского обкома РКП(б) Р.С. Землячка, лежа за пулеметом в мини-юбке, длинными очередями лупит по толпе врангелевских офицеров, стоящих у стенки со связанными руками, а рядом с ней, вторым номером, лежит будущий исследователь Арктики И.Д. Папанин и следит, чтобы пулеметную ленту не перекосило…

Может, еще Никита Сергеевич догадался бы внимательно прочесть «Окаянные дни» И. Бунина и узнал бы, что за три года пребывания в «большевистском аду» сам автор целых два раза подвергся «красному террору». Один раз у него на улице поинтересовались, почему он так неуважительно относится к советским газетам, а во второй – у него не совсем вежливо спросили лишний матрац. Больше ни одного зверства Бунин лично, собственными глазами не видел, остальное – пересказанные слухи, такие же, как и у С.П. Мельгунова, да рефлексия барина, впервые вблизи увидевшего русский народ.

И в книге «Лед и пламень» И.Д. Папанина кинорежиссер мог бы прочесть: «Говорят, у каждого человека есть свой ангел-хранитель. Не знаю, у кого как, но у меня такой ангел был – Розалия Самойловна Землячка. Знал я ее не один десяток лет. И добрым ее отношением не злоупотреблял. Во всяком случае, лично для себя я ничего не просил у этой на редкость чуткой, отзывчивой женщины. Она прожила нелегкую жизнь, испытала и царские застенки, и тюрьмы, не раз смотрела смерти в лицо. И сколько я ее помню, работала, не жалея сил».

Розалия Самойловна прожила свою жизнь как честный человек, до последнего вздоха служила народу, и о ней останется светлая память как о настоящей коммунистке.

А вот о самом Никите Сергеевиче, боюсь, будут помнить как об исполнителе роли генерала-идиота, штурмующего с черенком от лопаты немецкий форт".
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: beaver_cherokee
2014-11-28 08:52 pm (UTC)

два капитана - два

Папанин хорошо уравновешивает Колчака, ящетаю.
Кроме того, да здравствует глобальное потепление и Петербург должен быть затоплен.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: interier
2014-11-30 07:36 am (UTC)
Спасибо!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: kandalakshin
2014-12-01 02:37 pm (UTC)
Еще оффтоп. Марио Ваграсович Льоса жжот напалмом:

Тем, кто испытывает скепсис по поводу Евросоюза, следовало бы отправиться на Украину и воочию убедиться в том, что этот проект вызывает огромное воодушевление среди миллионов украинцев, считающих Европу единственным гарантом сохранения тех идеалов свободы и независимости, которые они самоотверженно отстояли на Майдане в ходе противостояния с коррумпированным правительством Януковича. Сейчас этим идеалам угрожает Россия во главе с Путиным, изо всех сил стремящим восстановить советскую империю, хотя в открытую об этом и не заявляет. Они увидели бы, с каким спокойным мужеством страна противостоит агрессии иностранной державы, захватившей уже пятую часть их территории, а ее восточные границы, где ежедневно погибает гораздо больше добровольцев, чем указывается в официальных сообщениях, по-прежнему пересекают сотни единиц бронетехники и тысячи российских солдат.

«Двести танков только за последние два дня и вместе с ними около двух тысяч военнослужащих без знаков различия», — уточнил президент Петр Порошенко, выступая в огромном и мрачном здании президентской администрации, в котором когда-то располагалась Коммунистическая партия Украины...

Единственный украинский писатель, которого я читал, Михаил Булгаков, гордился бы своими соотечественниками в эти дни сопротивления и спокойного героизма. Сам он стал жертвой Сталина и коммунистического режима, который запретил почти все его книги; его шедевр, «Мастер и Маргарита», впервые был опубликован в 60-е, много лет спустя после смерти Булгакова. Вместо того, чтобы сослать его в ГУЛаг, Сталин придумал более изощренную пытку — дал писателю жалкую работенку в том самом театре, где когда-то впервые были поставлены его самые удачные пьесы, чтобы тот потихоньку умирал от тоски и разочарования.

Я иду в дом-музей Булгакова на Андреевском спуске, чудесной улице где белеет православная церковь, рисуют уличные художники, а в киосках продают футболки с оскорбительными надписями в адрес Путина и туалетную бумагу с отпечатанным на ней портретом российского президента. Дом писателя тоже белый, чистый, полный икон — его шестеро братьев и сестер и родители были очень набожны. Тут же его тетради студента медицинского факультета, диплом, посмертно изданные книги, которых он так и не увидел...
(Reply) (Thread)