Арвеггер (arvegger) wrote,
Арвеггер
arvegger

Categories:

Майдан=Болотная?

Пять ошибок, много смертей.

Андрей Манчук, главный редактор сайта liva.com.ua, коммунист из организации «Боротьба» дал комментарии по событиям на Украине. В ходе беседы обнаружилось несколько ошибок, которые делают левые в этом вопросе.


Майдан – это то же самое, что Болотная, где левые за несколько акций добились значительного влияния. При этом украинское восстание было более радикальным и более успешным, поэтому россиянам остается только завидовать и учиться.

Некоторые в России действительно считали, что Майдан – это эдакая «украинская Болотная»: если бы левые активнее там работали, то сформировали бы свою «красную колонну», а они не вышли и отдали все фашистам. Это механическая экстраполяция российских реалий на нашу действительность. Как писал Леонид Кучма, «Украина - не Россия», но многие россияне не понимают коренных различий в украинской и российской политической ситуации.

В 2009 году националистическая партия «Свобода» уверенно выиграла довыборы в Тернопольской области. Уже через год она провела в местные советы 2281 депутата (больше, чем общее количество активных левых в стране), плюс получила контроль над местными советами трех западноукраинских областей. То есть правые уже тогда получили власть над значительной частью Украины, чего никогда не было в истории РФ. Возглавляемая Януковичем партия регионов до поры до времени была очень довольна этим развитием событий. Националисты на западе помогали им мобилизовать свой электорат на востоке «против бандеровцев», и, вдобавок, конкурировали с другими праволиберальными партиями. Партия регионов даже давала «Свободе» деньги, видя в ней соперника «Батькивщины» и УДАРа Кличко. Однако впоследствии они объединились, создав мощный альянс нацистов и либералов, основанный на принципах национализма и рыночного фундаментализма. Разномастные ультраправые стали его ударной боевой силой, а либералы легитимизировали их в общественном сознании, предоставляя им трибуны СМИ, обеспечивая информационную поддержку и содействие западных спонсоров. В 2012 году «Свобода» прошла в парламент с «сенсационным успехом», который не стал для нас сенсацией. Мы предупреждали об этом с 2010 года, призывая непарламентских левых строить какой-то левый субъект, потому что КПУ, которая давно перестала быть левой партией, обслуживая Блок Юлии Тимошенко (БЮТ), а затем и Партию регионов, став ее младшим партнером по коалиции, и полностью растеряла как прежнее влияние, так и остатки своей «левизны».

Сразу после того, как «Свобода» прошла в парламент, мы предупредили, что следующим шагом будет ее вхождение во власть: «По причине сектантской беспомощности левого движения украинская Болотная площадь может быть сейчас только право-либеральной, без удальцовых и красных флагов - и успех новых уличных протестных акций скорее будет иметь результатом не строительство свободных самоуправляемых коммун, а создание украинской версии коалиции «Йоббик» и «Фидес», со свободовскими министрами, когда парламент будет на ура принимать законопроекты вроде закона о запрете абортов».

Разумеется, вина за стремительное поправение общества лежала не только на украинских левых. Быть левым в Украине было достаточно нелегко - при том, что там вроде бы не было эксцессов авторитаризма, характерных для других постсоветских республик. Синтез праволиберальных и националистических догм, который оформился еще в 1990-е и был широко распространен майданом 2004 года, вообще исключал левую идеологию, как таковую. Украинская интеллигенция была абсолютно правой, она активно и последовательно навязала социально активным слоям общества веру в непогрешимость и безальтернативность неолиберальной политики, а также национализм, антикоммунизм и русофобию. Прагматичный правящий класс, в котором националистов почти не было, внедрял эту идеологию в надежде оградить свою собственность от посягательств российского капитала и обосновать, почему укравшие общенародную собственность люди правят страной, которую, по сути, создали и построили демонизированные коммунисты.

Все эти годы были временем оголтелой правой пропаганды. Раздувался культ голодомора – речь идет не о реальном массовом голоде, в котором погибли люди, - и ответственность за это, естественно, лежит на том правительстве, которое это допустило. Пропаганда представляла этот голод как сознательный акт уничтожения украинцев инородцами в личине партии большевиков. С помощью этой пропагандистской концепции, история создания которой описана серьезным либеральным историком Георгием Касьяновым, левые тотально демонизировались. Они рассматривались не просто как зло (как это позиционируется либерально-националистическими кругами в РФ), а как нечто априори чужеродное для украинского народа, привнесенное извне на иностранных штыках.

Параллельно с этим шла такая же активная глорификация националистических сил: некритическое, доходящее до абсурда прославление Петлюры, Бандеры, Шухевича, УВО, ОУН, УПА и пр. Это вбрасывалось в массы через ток-шоу, через публицистические передачи, стимулировалось грантовой политикой во всех областях общественной жизни, стало частью национальной образовательной программы. Я особо подчеркиваю то, что ответственность за эту нацификацию общества несут именно либералы, а не нацисты, которые на тот момент еще были маргинализованы и находились на перефирии.

Таким образом, к 2013 году было очевидно, что Майдан в Киеве левым не будет. Естественно, там присутствовали крошечные зерна социального популизма, которые пытались выцепить из этой навозной кучи некоторые российские левые: «Смотрите, а вот там, за «вольфхангелями» и «кельтанами», вполне себе нейтральный социальный лозунг висит!» Даже риторика НСДАП и других ультраправых партий 1930-х годов была куда радикальней в смысле социального популизма и заигрывания с рабочим классом.

При этом игнорировался выраженный, подчеркнутый антикоммунизм майдановского движения. Его идеология концентрировала весь негатив в образе «преступного коммунизма», в советском опыте, в красном флаге, в левой идеологии в целом. Левые не просто не могли открыто агитировать на Майдане под красным флагом. Когда в начале протестов в декабре братья Левины раздавали неподалеку от Майдана профсоюзные листовки, у них была только символика буржуазного профсоюза, - они агитировали киевлян бороться против повышения цен на проезд. Их избили и ограбили по прямому призыву со сцены Майдана. Причем озвучил его не какой-то нацист, а заигрывающий с анархизмом патриотический либерал Антин Мухарский. Он сказал: «Смотрите, вон там коммунисты!» - и толпа кинулась их бить. Все это можно видеть на видеозаписи, которую выложили в сеть сами правые.

На майдане изначально всецело доминировали статусные правые и либеральные партии из коалиционной «тройки», и было ясно, что его плоды сорвут именно они. Левые могли только идти в хвосте у этих поводырей, пряча свои флаги в карман, отказываясь прямо и публично артикулировать свои взгляды - принимая язык, символы и идеологию своего врага и полностью капитулируя перед ним. На этих условиях - на условиях идейного подчинения - на Майдан, конечно, допускали любых помощников. И никто не мешал таким «левым» показать «прогрессивное кино» в Украинском доме (бывшем Музее Ленина), где затем пытали людей - факт, озвученный самими националистами.

Немногочисленные «левые» либералы и анархо-патриоты (которые комично пытались вписаться в Майдан демонстрируя свой антикоммунизм), никогда не играли на Майдане сколько-нибудь существенной роли - если бы вы сказали моим коллегам по ньюсруму ежедневной газеты названия их групп, они бы только пожали плечами. Однако эти либеральные микроинициативы посильно помогали легитимизировать Майдан с его правыми лозунгами и риторикой, нацистской символикой и пытками в подвалах. Они были нужны для того, чтобы любой лидер правых мог сказать: «Видите, здесь у нас и экологи, и правозащитники, и «женская сотня» даже есть. А вы говорите про фашистов».

Повернуть это движение влево было невозможно. Даже если бы все немногочисленные украинские левые участвовали в акции на Майдане, пойдя на открытое силовое столкновение с массой правых, у них не было шансов изменить это движение в силу исторической конфигурации развития украинского общества.

На Юго-Востоке ситуация принципиально иная: здесь левые могут открыто вести агитацию и успешно конкурировать с маргинальными пророссийскими националистами, как это имеет место в Харькове.

Майдан=Болотная? / Обыск – это… / События в Одессе / Кто убил людей на Майдане / Майдан в России Продолжение следует
Subscribe

  • (no subject)

    Неплохой анекдот, но мне так больше нравится: Стучат в дверь. - Кто там? - Откройте, полиция! - Пошли на х.., а то милицию вызову! Кнопки быстрого…

  • (no subject)

    Мы живем на отшибе галактики Млечный путь И мечтаем свалить отсюда куда-нибудь. Бросить все, чем мы были, и просто уйти в бега В незнакомый уют на…

  • трудности абсурдоперевода

    ГЕРОЙ "He parried every question that they hurled..." (W. H. Auden) (Посвящается Светлане Лихт) Он за ответами в карман не лез. - Что царь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments