March 5th, 2011

Liva

(no subject)

После того как Черчилль, на тот момент министр МВД, приказал разгонять акции суфражисток, его закидывали углем и прочим дерьмом, а однажды съездили по лбу древком флага. Бороться с суфражистками было трудно, потому что это были женщины из высших слоев. Их начали арестовывать. Попав в тюрьму, они тут же объявляли голодовку. Их стали кормить насильно, - газеты устроили страшный скандал. Власти отыграли назад кормление. Против тактики суфражисток стал применяться такой механизм: арест - голодовка - когда женщины теряли способность двигаться, их выкидывали умирать на волю - в случае выживания через несколько дней повторный арест.
С 8 марта вас!
Liva

(no subject)

“На окнах решетки, и стоят менты! Я знаю, что мне уже не жить, прощай”, — перед страшной гибелью в огне 26-летний Владимир Игнатенко успел выйти в социальную сеть и сообщить о произошедшем... В ночь на 27 февраля в поселке Белый Яр Томской области сгорела бытовка одного из местных предприятий, погиб один человек.

Кто и за что сжег молодого человека, можно понять из предыстории, которую следователям сообщила мама погибшего Альбина Игнатенко. Она рассказала, что еще 11 февраля у некоего Михаила, пьяного водителя организации, где работал ее сын, произошел конфликт с двумя коллегами. Владимир рассказал о ссоре директору компании, тот шофера Мишу уволил. Водитель оказался бывшим милиционером, сын которого сейчас трудится в РОВД Верхнекетского района. Сначала Игнатенко забрали в отделение. “Там его побили и отпустили”, — рассказывает мама Владимира. Но эта месть, видимо, показалась блюстителям порядка недостаточной. Они еще в отделении пообещали, что убьют Игнатенко.
В тот день Владимир вышел на работу в ночное дежурство. Видимо, этот момент и показался милиционерам подходящим для сведения счетов. К тому же у силовиков в районе оказалась “круговая порука”. Ведь даже пожарные по вызову Владимира не поехали...


Давайте, расскажите мне про охуительную свободу, которую вам дал Горбачев. Прям с этого места можете и начинать.